О банке Инвесторам

О банке

Фестиваль «Rīga Jūrmala» – интервью с Зубином Метой

31 мая 2019 г., 13:31 / Благотворительность и спонсорство Газета Diena опубликовала интервью с одним из наиболее выдающихся дирижеров современности Зубином Метой. В августе он даст два концерта с Израильским филармоническим оркестром в Юрмале, в зале «Дзинтари».

Концерты состоятся в рамках фестиваля «Rīga Jūrmala», который в течение всего летнего сезона будет проходить в Латвии при поддержке Rietumu.

Маэстро Зубин Мета – падишах классики, один из последних супергероев золотого века, оказавший влияние на развитие музыки, – пишет Diena. 29 апреля ему исполняется 83 года. Зубин Мета родился в 1936 году в Бомбее (ныне – Мумбаи). Его отец Мели Мета был скрипачом и основателем Бомбейского симфонического оркестра. В 18-летнем возрасте Зубин Мета поступил в Венскую музыкальную академию, где его профессором был замечательный дирижер Ханс Сваровски.

Зубин Мета был оперным дирижером в лучших театрах и на фестивалях, а также выступал с известнейшими симфоническими оркестрами. С начала 60-х годов Зубин Мета вместе с Израильским филармоническим оркестром дал более трех тысяч концертов на пяти континентах. Его сотрудничество с оркестрами Венской и Берлинской филармонии насчитывает 60 лет.

Без Зубина Меты феномен успеха Трех теноров – Лучано Паваротти, Пласидо Доминго и Хосе Каррераса – был бы невозможен. В 1990 году он дирижировал на первом концерте Трех теноров в Риме, в 1994 году – на концерте в Лос-Анджелесе. При этом маэстро Мета одним из первых осознал необходимость избавить классику от преувеличенной элитарности, а музыкантам – преодолеть культурные и социальные барьеры, чтобы охватить максимально широкую аудиторию.

Зубин Мета дал интервью газете Diena в Баден-Бадене, где дирижировал Берлинским филармоническим оркестром на премьере оперы Джузеппе Верди «Отелло» в новой постановке Роберта Уилсона.

Ниже публикуем выдержки из этого интервью:

Это будет уже ваш третий визит в Латвию с Израильским филармоническим оркестром.

Да, впервые мы выступали в Латвии в Опере во времена перестройки, исполнив Пятую симфонию Густава Малера. Тогда в оркестре играло довольно много музыкантов, переехавших в свое время из Риги в Израиль, для которых это было трогательное возвращение домой. Нас радушно встретила местная еврейская община, организовавшая долгий и душевный вечер – после концерта оркестранты сидели за столами и слушали выступления детей. Ничего подобного мы не ожидали.

Я хорошо помню и предыдущее наше выступление в Юрмале в августе 2015 года. Мне нравится давать концерты под открытым небом, а в концертном зале «Дзинтари» хорошая атмосфера и акустика. В августе у оркестра отпуск, но мы приняли приглашение фестиваля «Rīga Jūrmala» и снова приедем к вам.

Вы дирижируете уже более шестидесяти лет. Можно ли сказать, что посвятили всю жизнь музыке?

У меня не было другого выбора! Музыка была жизнью моего отца, а также стала и моей жизнью. Недавно мне провели две операции, и я был вынужден сделать паузу в работе. Но теперь я чувствую себя хорошо. После концерта в Юрмале мы отправимся в турне по Европе.

Бывали ли у вас за вашу долгую жизнь другие профессиональные увлечения и интересы, помимо музыки?

Нет, что вы! Родители хотели, чтобы я изучал медицину, но после первого подготовительного курса я понял, что это не мое. В молодости я поехал учиться в Вену, и с тех пор в моей жизни была только музыка. Я начал изучать основы музыки и слушать записи в раннем детстве, в родном Бомбее, где у моего отца была большая коллекция грампластинок. В Вену я отправился уже хорошо подготовленным – в моей голове звучал темп, выбранный Артуро Тосканини и Вильгельмом Фуртвенглером. Но именно в Вене я впервые услышал симфоническую музыку в концертном исполнении.

Можете себе представить, что для меня означало впервые слышать Венский филармонический оркестр в Золотом зале Венского музыкального общества! Это была настоящая революция звуков в моем сознании. Ранее я слушал только записи, но тогда они были не такими качественными, как сейчас. Звучание музыкантов Венской филармонии стало моим идеалом и компасом. Моцарт и Вагнер в исполнении этого оркестра стали для меня эталоном интерпретации и чувства стиля. Я приехал из Индии, и у меня не было никакого представления о стиле. Всему этому я научился в Венской филармонии.

Как изменилось ваше отношение к своей профессии за шесть десятилетий?

Это не профессия – в первую очередь это любовь и увлечение. Я действительно люблю то, чем занимаюсь. Но с профессионализмом это никак не связано. Профессионализм пробуждается во мне, когда я дирижирую какое-то новое произведение, которое мне не нравится. Я это делаю, потому что обязан, – в данном случае я профессионал. Мы заказали произведение у композитора, и оркестр должен его сыграть.

Бывает, что я не считаю сочинение хорошим, но мы взяли на себя обязанность его исполнить. Скрипач Яша Хейфец однажды сказал мне: «Главное, заплати композитору за труд, но ты не обязан дирижировать». Я ответил, что так нельзя. Если я предложил композитору сочинить опус, то не могу отказаться дирижировать. Я могу не исполнять его во второй раз, но один раз я это сделаю.

Дирижеру может не нравиться солист, с которым он должен выступать. С этой проблемой я давно не сталкиваюсь, потому что выступаю только с теми, кого люблю. Но в молодости у меня не было возможности выбора и приходилось выступать со всеми. Иногда дирижер не согласен с музыкальными решениями солиста на концерте, но это личная интерпретация артиста, и дирижер в такой ситуации должен оставаться профессионалом. В конце вечера мы должны вместе поклониться зрителям.

Как понять зрителям, хорош ли дирижер?

Прислушайтесь к музыке, наслаждайтесь звучанием и не смотрите на дирижера. Если вы музыкант и знаете партитуру, можете подойти к оценке аналитически: была ли этим вечером логичной реприза в Героической симфонии Бетховена, была ли модуляция в середине первой части... Но обычно публика это не анализирует. Музыканты знают, что при создании первой части Героической симфонии Бетховен использовал тональность соль-бемоль-мажор – до него в классической симфонии никто не делал ничего подобного. Это революция, совершенная Бетховеном. Героическая симфония революционна с первых нот – в ней нет вступления, лишь два аккорда, и затем начинается основная тема. Ранее во всех симфониях были вступления – и у Гайдна, и у Моцарта, кроме двух последних. Музыкантам и музыковедам это нужно знать и понимать, но слушатели по-другому воспринимают то, что слышат.

Отдайтесь музыке, попробуйте уловить идею. Но не смотрите на дирижера – это не поможет вам понять. Слушайте! Следите за развитием звучания, которым управляет дирижер. Современные оркестры очень гибкие, умеют менять звучание, но это, конечно, тоже зависит от дирижера. Если у дирижера нет глубоких знаний о формировании звучания или он не чувствует, что нужно подчеркнуть в каждом сочинении, какую идею передать, он просто дает оркестру играть, и если выбранный им темп хороший, то музыканты сыграют.

Элеонора Гайлиша
Отдел прессы и общественных отношений
Тел: +371-67020506
Факс: +371-67020563
E-mail: egailisha@rietumu.lv
Круглосуточная поддержка
+371 67025555 Rietumu.Info
(только для звонков)